Обо мне
    Резюме
    Портфолио
    Услуги
    Контакты
    Астро
    Схемотехника
    Мультикоптеры
    Автономный дом
Язык:

Турбаза Глобус - пер. северный Джалпоккол - пер. южные Доломиты - пер. Хотютау - Азау

15/08/2016 10:31:34
Большой поход 2016: Глобус — Азау

Каждый год с друзьями, 31 декабря мы … бухаем, хаваем и смотрим на Путина. Как и вся страна. Тут нет ничего уникального. Но речь пойдёт вовсе не о встрече Нового Года :). Речь о том, чего ждёт не вся страна и не весь мир, а лишь несколько человек. Но ждёт долго. Смакует как ожидание, так и само событие. Речь о чём-то, хоть и не слишком уникальным, но всё более редком в наше время покупных приключений — о Большом недельном походе в Горы.

Формат знаком. Каждый год с друзьями… Причём у каждого свой друг и верный товарищ. Жаль безногий. Зовём его ласково «Сидоров», а на самом деле это рюкзак. Верный друг любого туриста. Мне так нравится, что всё что ты будешь использовать — это только то, что ты возьмёшь с собой. И наоборот, раз уж взял, то старайся использовать. Иначе обидно, что зря тащил. Впрочем, принудительно использовать всю аптечку не стоит 🙂

Я пробовал идти тет-а-тет с Сидоровым. Ах да, ещё с нами был Его Величество — мой верный конь, горный велосипед Trek 3500. Мой единственный сольный горный поход оказался велосипедным, чем начисто отбил желание тащить на себе вел на перевалы выше двух тысяч метров над уровнем моря без приличной транспортной доступности. На самом деле и формат соло-похода … несколько непривычен, хоть и интересен в перспективе. Поэтому, «каждый год с друзьями» — это поход не только наедине с рюкзаком, но и с настоящими живыми людьми. С не первый год знакомыми, не побоюсь этого ныне непопулярного слова, товарищами.

Я, мои родители. Вовка из Вин-Садов. Витька Курдов и его дочки муж — Сашка-хоккеист из Питера. Все уже знакомы по прошлогодним походам, все готовы помочь другому не только в сложной, но и, что куда важнее, в повседневной проблеме. Слаженный коллектив любителей-туристов.

Чуть-чуть названий и экскурса в историю

Кому скучны названия и не интересны ссылки на прошлые года, смело листайте на "день первый".

Куда ж отвёз нас уже знакомый по прошлогоднему Большому Походу водитель-ГАЗелист Валентин? Куда ж нацелены были наши стопы? Откуда? Через что предстояло нам пройти? Чем примечательны эти места для российского туриста, для нас лично? Попробую не спеша разобраться и ответить на эти и на другие ещё не заданные вопросы. Начну с карты. С «нитки» маршрута.

(клик — увеличение карты в новом окне и в оригинальном масштабе)

Поход наш планировал начаться у турбазы Глобус. Место примечательное для нас. Как-то, года 4 так этак назад, изрядно упахавшись, мы посетили это райское местечко. Стоял ясный августовский день моего тридцать шестого дня рождения (08.08.2012 года) Мы спустились с очередного перевала и … попали в магазин :). Шок, честно сказать. Возможно, и даже наверняка, скоро под каждой ёлкой появится по филиалу Ашана или другого супермаркета. Но когда ты почти неделю шибаешься по горам, пахнет от тебя э… несвеже и питаешься преимущественно макарошками с тушёнкой — уж очень удивительно встретить настоящий ларёк с настоящим продавцом настоящего Карачаевского пива.

Фото похода 2012 года близ т/б «Глобус», а лица всё те же — довооольные :)

От Глобуса мы по р. Гондарай, а потом по р. Джалпоккол, собирались шагать в сторону перевала северный Джалпоккол (1А, 3400м).

Перевалив его, попадём к р. Мырды. И там мы уже были. То было местом окончания того похода 2012 года. Правда, попали в тот раз в ущелье мы через соседний живописный параллельный перевал Актур.

Спускаясь по р. Мырды вниз до слияния с р. Кичкинекол, резкий поворот на эту реку. Там пол километра и ещё поворот — в сторону пер. южные Доломиты (1А, 3400м?).

Наверх, вниз. Там гора Чунгурджар, ледник Чунгурджар, река … да-да, конечно же, река тоже Чунгур, который Джар. На карте написан какой-то «Аэродром». Немецкий что ли? (намёк на плато «Немецкий Аэродром» близ Джилы Су, Приэльбрусье).

Дальше вниз по Чунгурджару, который неожиданно теряет индивидуальность, вливаясь в Чиринкол. Неслабо протопать вниз по дороге до развилки с Кубанью. По ней наверх — к Ворошиловским Кошам… и там мы уже были! В далёком 2009м году мы, неслабо поблукав, выпали к этим кошам. Переночевали в одном свободном коше и двинули, как и в этот раз, к пер. Хотютау (1А, 3400м?).

Радуга над хоз. постройкой Ворошиловских Кошей. Фото похода 2009го года.

Звучит легко. Туды, сюды.. там прошёл, тут поднялся. А ты купи слона? 🙂 А ты пройди 7 дней под рюкзаком, набирая по 1200м в день, спускаясь по 600м. А порой и наоборот, 700 наверх, 1200 вниз. А какая будет погода и как быстро закончится провиант? Что случится с настроением товарища, распоровшего о камень себе вену до локтя? Ах… романтика.

Что ж, кратенько по планам прошлись. Пришло время расставлять все точки над Ё, то есть переходить к чистА кАкнкретному описанию Большого Похода 2016го года. День за днём. Ночь за ночью! Без врак и … да не, лучше чуть с враками и уходами в сторону. Подчёркивая эмоциональную сторону похода, так сказать 🙂


День первый (30 июля 2016)

Сделаю вид, что наверху ничего не писал. Что вступления не было. Что я удивлён. Ах… мы едем в «Глобус»! Когда мы были там прошлый раз, крест на пузе и зарок на носу рубили мы себе, что на старости лет выпадем в этом Глобусе или в месте на него точь-в-точь похожем. Что будем делать ленивые радиалки, непременно возвращаясь к Источнику живительного Карачаевского Пива. Нет-нет-нет, не тупо сидеть на диване и глушить бухло, порой кидая фразу «ты меня уважаешь?». А знатно упахавшись махнуть бутылочку — две холодненького.

Магазин в Глобусе

(фото 2012 года)

В этот раз мы даже не заглянули в Магазин. ГАЗелист Валентин, по нашей просьбе, отвёз нас на пару километров выше лагеря. Туда, докуда позволила дорога и проходимость его жёлтого микроавтобуса. Туда, где нет соблазна, а есть лишь дорога вперёд.

Не знаю, как остальные. Но я решительно устал трястись в ГАЗели и был рад выйти на улицу и размять ноги. К моему сожалению, за мной увязался ~16-ти килограмовый рюкзак («Сидоров»). Ситуацию осложняло, что сам Сидоров оказался неходячим, но при этом очень ценным членом коллектива. В своих недрах он хранил:

  • пару баллонов газа для готовки еды;
  • целый литр, чистейшего как слеза, спирта;
  • мой новый надувной коврик — спасибо маме с папой, подарок на предстоящий день рождения;
  • спальник, арендованный у отца. По факту оказался чутка прохладней моего ватника, но аж на 600 грамм легче;
  • носки-трусы-флиски-термобельё и что там мне ещё могло понадобиться летом? Ах да, плотная зимняя шапка, шерстяные носки, ещё штаны, ещё пара маек, ещё что-то тёплое. Лето ж…;
  • чутка гречки, тушёнки и ням-ням-ням — консерва Сайры. О ней позже подробно;
  • чё-то, наверняка ещё. Дождевики мне и Сидорову, аптечка, паспорт с пропуском, фонарик, КЛМН, и т.д, и т.п.

Однозначно, игнорировать столь нафаршированного перца было нельзя и … что не сделаешь для товарища по походу … я взвалил рюкзак на спину и двинул вслед за остальными. Оказалось, у них тоже есть рюкзаки!

Оказалось, они пришли к тому же выводу — взять с собой безногого и уже идут вперёд под рюкзаками. Пришлось догонять.

Идём наверх. Речку Гондарай перешли и по свежей лесовозной дороге наверх. Ну нифига себе у них вездеход ездит. Я, честно сказать, с полным рюкзаком, да с пустыми ногами, в первый день похода прифигел от этого подъёма неслабо. Тракторист не парился и поехал почти напрямки. В прошлый раз мы шли по извилистому серпантину, но сейчас… Дыхание на пределе, «…и сердце готово к вершине бежать из груди» (С) Высоцкий.

Только я не готов. Плетусь сзади, несу Сидорова, догоняю убежавшее вперёд сердце. В меру сил и возможности болтаю с мамой. Увлекательный разговор из наборов односложных фраз в перерывах между тем самым напряжённым дыханием.

Гляжу, поднимается медленно в гору... волокуша с 4 нифига себе стволами деревьев

Гляжу, поднимается медленно в гору… О нет, не лошадка. Да и, честно сказать, кадр постановочный. Но договорились же чуток приврать, чуток отвлечься, чуток развлечься. Лежит себе на дороге волокуша из четырёх неслабых таких брёвен, обмотанных не менее «неслабым» цепком. Скреплённых болтами и гайками. Серьёзная штуковина. Под серьёзного заказчика этакого элитного сруба из 30 см оцилиндровки.

Сразу видно, мудаки работают. Уж извините за мой зеленчукский диалект русского языка, но иначе чем мудачеством этот факт «использования природных ресурсов» не назовёшь. Гору изрыли, леса понавырубали огромное количество. КПД разработки хорошо если процентов 40… а то и 20.

Позже мы встретили тот трактор за работой. Но мы были не в настроении получать по морде лица морды бить и свои порядки насаждать, рассказывая как нехорошо поступать так, как именно они и поступают. Прошли дальше.

Доколи? — взмолились мы. — Это ж первый адаптационно-разминочный день! Что ж нас ещё гламурных, да по таким уклонам гоняють?

Уклон тут же, конечно же, закончился. Начался относительно ровный участок (это если опять чуть соврать). Небольшой подъём к разливу р. Джалпоккол, где мы отдыхали с Краснодарскими ребятами-девчатами в том самом 2012м году (тынц на фотки того дня, того года).

За 4 года ничего не изменилось. И это позитив! Чес-слово, от Гор я всегда ждал стабильности и неизменности. И хочу верить, что так и будет. Жаль по факту Горы, увы, меняются быстрее, чем проходят геологические периоды. Лесогубы, глобальное потепление, асфальт, свиньи-туристы, не способные убрать за собой — всё это меняет облик Гор. Что-то больше, что-то чаще.

Переход рукава Гандарая

Стопудово не из-за соображений безопасности. Вряд ли потому что хотелось всем-всем принудительно вымыть ноги. Но почему-то, выбирая место ночёвки, мы переправились через рукав р. Гондарай и палатки поставили на островке. Ничего, к слову сказать, не имею против — быстрее скинул ботинки и одел шлёпки. Не повезло только Вовке. Тот утопил ботинок и пока гнался за ним по реке, намочил и второй. Что ж, Вовка, в следующий раз шнуруй ботинки и перекидывай через шею, однако! 🙂

…диван тоже хорош,
просто его надо заценить ПОСЛЕ палатки!
Иначе — нет.»
(C) мой отец.

Вечер, стоянка после изматывающего подъёма и перехода первого дня. Палатка… ах нет, целых три палатки на шесть человек. Экая роскошь, вы подумайте. Этак скоро дойдёт до 6 палаток на 6 человек :).

Ночёвка на р. Гандарай перед подъёмом к пер. сев. Джалпаккол

Что больше всего любит турист в походе? Верно — привал. Время, когда даже если идёт дождь, можно поболтать с друзьями. Можно поесть и выпить чай. Поржать над проходящими мимо коровами и обсудить темы каверзные, почти мордобойные; а потом, похлопав друг-друга по плечу, махнуть рукой и налив по крайней разойтись по палаткам спать. Меня, к примеру, в этот день срубило в шесть вечера. Не потому что далее уже нечем себя занять, а просто умотался я до похода то астрономией, то поездками на дальняк на Фантастической четвёрке (моя не-верная ВАЗ 2104).


День второй (31 июля 2016)

Утро «второго дня». День «второго дня». Не второго дня похода, хоть тут и есть прямое совпадение. У меня в жизни уже давно сформировался термин «второй день». Смысл его прост. Если я мало сплю или вовсе отказываюсь от сна в одну ночь, то на следующий (первый) день я бодр, хоть и туп. ЖелезА упорно гонит адреналин в кровь. Ведь я на работе или в пути, или занят чем-то не менее важным. Спать нельзя, надо двигаться! А вечером я пораньше усну, и на следующее утро наступит второй день. Я вроде как и выспался, но весь помят. Организм привык спать и продолжает делать это целый день. Целый второй день могу ходить с ватной головой и телом, бурча себе под нос какие-нибудь гадости.

И вот я выспался (почти 11 часов честно дрых). И начался второй день. Чес-слово, я пытался бодриться, но это дорогого стоило. Так что, встав в 7 утра, окончательно проснулся я хорошо если в обед.

Меж тем мы успели переправиться, через небольшие рукава, с нашего островка на «большую землю». Мы, пока я пребывал в беспамятстве, начали подъём по р. Джалпоккол к одноимённой горе. Ну нет, на гору мы не собирались — чай не альпинисты. Мы шли к одному из перевалов близ Горы. К перевалу северный Джалпоккол, если быть точнее.

Водопад р. Джалпаккол

Места красивые, как ни крути. Природа гор удивительна и не похожа на равнинную … ну, не совсем похожа, точнее сказать. Конечно, те же листики и жучки-паучки, те же камни и вода. Но всё сложено иначе, пропорции не те. Мой глаз, например, не может оторваться от водопадов. Я буквально таю перед каждым из них и тут же жму кнопку на фотоаппарате — тот всегда на шее. Кроме уж совсем непогоды, когда банально жаба душит топить дорогую фототехнику.

Воды, слава Аллаху, в Горах много. Причём представлена она в столь разнообразном виде, что дух захватывает. Ручьи и реки; водопадики и водопадища; чёртовы мельницы, теснины и пороги — да такие, что кишки внутри закручиваются глядеть в эту Силищу; озёра голубые, зелёные, семицветные. Озёра со снежниками и озёра в снегу и во льду. Снег и лёд. Много снега, много льда. Горы льда, ниспадающие с каменных Гор. Трещины и разломы. Подземные реки, слышимые сверху. Особенно хорошо слышны, реки присыпанные огромными валунами, тем более когда по ним идёшь. Разнообразие форм, цвета и чистоты. Есть вода, кристально чистая, которую можно пить всю жизнь с удовольствием. Есть мутная с песком или взвесью. Есть вонючая застойная. Но, что приятно, в основном сейчас вода чистая.

Давным-давно (в очень далёкой галактике)...

Ах да. Кроме мелких камушков, цветочков и столь любимой мною воды в разных видах, в горах меня всегда впечатляли огромные природные «сооружения». Вот и сейчас завёл я беседу о красотах Гор не просто так. Ещё в начале нашего подъёма к пер. северный Джалпоккол я обратил внимание на огромную каменюку, одиноко торчащую из склона. И, чем выше поднимался, тем больше находил сходство со старым разрушенным имперским крейсером времён Звёздных войн. Этакий мёртвый исполин. Как в седьмой части звёздных войн («Пробуждение силы»), где мадама-джедай тырила из разбитого крейсера технические прибамбасы для обмена на еду.

Ещё чуть позже мы нашли сарай, одиноко стоящий на обрыве с великолепным видом вниз. Тоже оказался просто огромным камнем, почти с прямоугольными гранями в проекции снизу. Или взять тот же Аэродром… о нём позже, как «дойдём» до него.

Тур на подъёме к пер. северный Джалпаккол

А пока что, в этом моём рассказе, мы дошли до привала под нашим первым тяжёлым перевалом. Вроде бы те же 1А. Даже высота у всех трёх перевалов этого похода считай что одна — около 3400 метров над уровнем моря. Да и не самый сложный подход к этому Джалпокколу. Но первый перевал Большого похода, да ещё и в мой «второй день». Я вымотался и был очень рад передыху. А привал был ещё и с макарошками! Это ж просто праздник какой-то!

пер. Северный Джалпаккол

Поели, расслабились. Даже приняли по 50 для храбрости и бодрости духа и тела. Собрались и пошли. Начиналось всё очень неплохо, правда вид перевала особо радости не внушал. Под перевалом снежник. Над перевалом — тучник. Тучи сгущаются, снега под ногами всё больше. И снег какой-то необычный. Как-будто состоит из шариков диаметром 5..8 мм.

Удивлялся я не долго. Минут через десять секрет шариков был торжественно раскрыт! Сначала начался дождь, а потом, на поспешно натянутый дождевик, начал сыпаться град. Диаметром те самые 6..7 миллиметров. Он то переходил в дождь, то опять возвращался к твёрдому состоянию. Был короткий момент настоящего мокрого снега, как мне показалось. Впрочем, когда руки промокли и начали мокнуть ноги… а порой за шиворот я так и не понял откуда, заливалась вода, стало не до мониторинга непогоды.

Единственный поганый момент похода — переход через этот перевал северный Жопокол. Запомнился офигевшей собачкой-Тасей, не понимающей зачем переть наверх по снежнику под дожде-градом. Запомнился замёрзшими пальцами рук и ног. Самый быстро пройденный перевал. Ни единой фотки и воспоминаний о седле перевала. Мы были там? Сейчас я уже не уверен.

Перемахнув перевал, буквально в сотне метров ниже него, мы нашли первую попавшуюся подходящую нам площадку. Это узенький уступ между огромным камнем и снежником, ниже перевала и выше замёрзшего озера. Мы не первые туристы близ Жопокола, место худо-бедно оборудовано ветрозащитой и там нашлось три относительно ровные площадки под наши палатки.

Бр…, дубакус-мокрякус! Под непрекращающимся дождём ставим палатку, внутрь закидываем рюкзаки и закидываемся сами. Переодеваемся в сухое. Лично мне это не помогает и я продолжаю стучать зубами. Залез было в спальник и пытался согреться там — фиг. Дождь постепенно утихает, времени около трёх часов дня. Перевал преодолён, но впереди ночёвка на 3200 у снежника. Не то чтобы абы какой экстрим. Лёжа и в палатке. В сухой одежде и спальнике, но всё же ночь планирует быть очень-очень свежей.

Дождь постепенно утихает. А дрожь в руках — нет. Из палатки через одну палатку раздаётся «эй!… идите сюда!». Рядом непривычно нет речки (лишь небольшой, но чистый ручей с перевала), так что в тиши утихшего дождя слышно отлично. С неохотой вылезаем с Вовкой из спальников и идём в палатку Витьки и Сашки Курдовых.

Удивление номер раз, наверное самое большое моё удивление в этом походе. В двухместной палатке относительно комфортно помещается не только шесть человек — участников нашего Большого похода, но и горелка с кастрюлей и тремя литрами воды.

— Не дышать! — предупреждает Курдов и показывает на работающую горелку. — Залезай, — продолжает он.

— Ну как перевал? — интересуется кто-то из угла нашей ОГРОМНОЙ палатки.

Пойди пойми кто там из угла вещает 🙂

Через пол часа был готов ужин, были разлиты победные граммы. Пальцы рук и ног «отошли», по желудку и всему телу раскатилось блаженство, беседа текла и лишь затёкшая от неудобной позы нога напоминала, что сидим мы вшестером в двушке.

Сушка под пер. северный Джалпаккол

Спал я беспокойно. Холодно и … вчера выспался. Ворочался целую ночь, стараясь поменьше мешать соседу Вовке. В таком беспокойном режиме я вроде как даже относительно выспался. По крайней мере в 6 утра вскочил со всеми и бодро потреблял кашу, да раскладывал ВСЕ вещи для просушки.


День третий (1 августа 2016)

Вид с пер. северный Джалпаккол на ущелье над р. Мырды

Сушились мы часа полтора. Постоянно поглядывая на КРАСОТУ раскинувшегося перед нами хребта над р. Мырды — туда и пойдём скоро. Всё ущелье и реку не было видно, но видимая часть вдохновляла! Гора Трапеция, Узункол. Ледники под ними — величина! Остальная красота позже, как соберёмся в путь и спустимся «за угол».

Высушили всё и двинули мочить высушенное. На этой фотке мы бодры и веселы. Едем на ногах-лыжах, как олимпийцы, не обращая внимания на изменённую рюкзаком развесовку. Но метров через пять-десять такой непривычной езды каждый, кроме многоопытного альпиниста и туриста Витьки Курдова, счёл своим долгом свалиться на задницу и проехать пару метров на ней. На снег падать не больно, но мокро.

Долина реки Мырды

И, чем ниже мы спускаемся, тем всё шире вид, и всё красивее панорама. Ущелье реки Мырды, несмотря на незвучное название — очень красивое. Широкая долина и лениво изгибающуюся река, раскиданная местами на пять — десять рукавов. Огромный ледник выше. Красота!

Спускаемся к реке, наслаждаясь видами и появляющимися ягодами. Лето в этом году наступило немного позже и привычное объедение черникой, костеникой, малиной и земляникой не состоялось. Однако, чуть-чуть ягод по пути перехватил. И, конечно же, чем ниже, тем больше созревшей вкуснятины попадается.

Мостик через один из рукавов р. Мырды

Переходить всё множество рукавов Мырды проще в тапочках, чуть закатав штаны. В этом году уровень реки не очень высокий. Есть подозрение, что дальше будет только меньше. Ледники уходят, наступает эра глобального потепления. Этак мы скоро чистую воду будем покупать за доллАары.

Перейдя всю реку попадаем к кошу. Работает ли он именно как кош или там выездное отделение погранцов я не знаю. Но «зелёные» тут как тут. Место, хоть и далёкое от границы и по закону не имеющее к ним отношения, но «на всякий случай давайте проверим ваши документы».

По-доброму стебёмся над контрактниками, количество которых, по ходу проверки, с двух человек плавно доходит до шести. Шестой — молодой и смурной «Василий Зайцев». Нет, я не спрашивал как его звать, но не было никакой возможности не заметить СВД у него на шее с огро-о-омным таким оптическим прицелом. Догадываюсь, что смурной он из-за веса винтовки. Впрочем, остальные погранцы тоже экипированы килограмм так этак на 30-40 на мой непрофессиональный взгляд оценщика тяжестей.

— Фото и видеосъёмка пограничного наряда запрещена! — говорит старшОй.

Ну я в этот раз и не снимал их. Хватает кадров предыдущих лет. Дались мне они.. и их наряды.

Спуск по Мырды проходит хорошо. Тропа, и без того даже слишком читаемая, и вовсе превращается в дорогу. Местами она преграждена заборами. Не от нас, но от животных. Сын пастуха в «Магазине» на слиянии рек Мырды и Кичкинекол несколько раз уточняет у нас, прикрыли ли мы ворота. Видимо, лицо он заинтересованное — скорее всего именно он вечером собирает животных и идти далеко ему лень.

Вот так мы и идём от Магазина к Магазину. Шопинг тур, не иначе! Лет через 10-20 будем искать ущелье без пива, без магазина, без лёгкой транспортной доступности и без людей. Но сейчас костяк нашей команды узнав, что через час будет настоящее живое, столь любимое нами, Карачаевское, решает подождать. Час у нас есть. Теперь есть и полтораха айрана.

Ущелье Кичкинекола

Пива, правда, мы так и не дождались. Карачаевский час длится долго, а в горах каждый день, после обеда, идёт дождь. Помня о вчерашнем мерзком (холодном) пер. северный Жопокол, мокнуть никто не хочет. Так что слегка перекусив макарошками и запив чаем, мы идёт наверх по р.Кичкинекол. Вид на ледник малый Кичкинекол отменный! Мостик, река, гора, ледник… Прям бери холст, кисти и краски и рисуй. 21й век не то чтобы свёл живопись на нет, но у меня никогда не было изобразительных талантов.. пока не купил приличный фотоаппарат. Пойду щас напечатаю этот кадр в формате побольше и на стену себе повешу. Муха только зря в кадр залезла. Хотя… придаёт некий походный (вонючий) антураж.

Поднялись мы в тот день не очень высоко — в сторону перевала южные Доломиты. И это было правильно. Уже тучки начали нас смущать, прошли мы сегодня порядочно, да и времени уже было «далеко за 3 часа дня». Ходовой день заканчивался и начинался афтепати.

Небольшой водопад на подъёме к пер. южные Доломиты

Я пошёл фотографировать небольшой каскад соседних водопадов, размазывая воду по длинной выдержке. Остальные готовили ужин. Вовка играл на Варгане, колдуя хорошую погоду на завтра.


День четвёртый (2 августа 2016)

Утро выдалась отличное. Меня окончательно отпустил мой «второй день» и жизнь вновь заиграла многочисленными красками, преимущественно позитивной цветовой гаммы.

МегаТур у подперевального озера с видом на пер. южные Доломиты

Подъём на перевал южные Доломиты меня не сильно впечатлял, пока мы не поднялись к большому подперевальному озеру. Я ж воду люблю. А её там в достатке. Но не только и не столько само озеро привлекало внимание, как созданная туристами инфраструктура рядом. Многочисленные стоянки с ветрозащитой для палаток. Две большие пирамиды из камней, возле которых каждый захотел сфотографироваться так и этак. Мостик через чистый ручей, впадающий в мутненькое озеро.

Даллар и Трапеция, отражающиеся в озере под пер. южные Доломиты

И заснеженные Горы. Далар, Трапеция, отражающиеся в глади озера. Кичкинекол за углом. Сами Доломиты, под которыми мы стояли, да видимый за снежником «наш» перевал.

Хороший перевал. Хорошая погода, конечно же, способствовала его высокой оценке. И пройденный снежник был так же похож на снежник под Джалпоколом. И подъём на почти ту же высоту, и люди те же. Но погода класс, рюкзаки чуть легче, ноги твёрже, да головы чище — впечатления резко отличаются от вчерашних.

Поднялись, осмотрелись. Мы с мамой чуть взгруснули, мол раньше на перевале чай подавали, а теперь всё бегом-бегом. Веяние времени, не иначе. Идём на пределе, через час, наверняка, влупит дождь, попадать под который нет ни малейшего желания. Так что чай будет на стоянке после перевала.

Горно не-лыжный спуск с пер. южные Доломиты

Вниз по снежнику. Кто уверенно атакуя склон с палкой наперевес, кто на жо…, а я лично на лыжах. На ботинках то есть. Я неплохо катаюсь на горных лыжах зимой, так что прокатиться на ботинках летом по снегу — огромное наслаждение для меня.

Чунгурджар (гора, ледник, река)

Как и в прошлый раз, вчера при спуске с пер. северный Джалпоккол, так и сегодня — чем ниже, тем шире открывалась панорама на ледник Чунгурджар, гору Чунгурджар, реку Чунгурджар. Ледник, подобно другому знакомому мне леднику на Эльбрусе (речь про Уллучиран, столь впечатливший меня при подъёме на пер. Балкбаши в моём соло-вело-походе), пока что делится на несколько крупных языков. Скорее всего десяток лет назад ледник был больше — сейчас тают все льды Кавказских гор. С потепленьецем-с.

Урочище Аэродром (р. Чунгурджар)

Зайдя за угол очередного отрога хребта, начинаем замечать угол ровного песчаного плато. По карте и фотографиям других туристов мы знаем, что предстоящие виды должны удивить и порадовать нас. Урочище Аэродром расстелилось перед нашим взором слева направо на целый километр, кажущийся десятком километров, и ни метром меньше. В горах вообще очень сложно воспринимать масштаб, пока не увидишь ориентир знакомого размера. Дерево, человек, палатка. Хоть что-то, с чем можно сравнить размер величественного вида, раскинувшегося перед глазами.

Почти внизу, недалеко от Аэродрома, впервые за поход мы увидели Его Величество Гору Эльбрус. Наивысшая вершина Европы и России. Сразу две вершины. Западной, голой вершиной, Гора повёрнута к нам. Эльбрус — наша цель. Не вершина, правда, но один из его склонов. Предстоит перевалить уже знакомый перевал Хотютау и прийти к горнолыжному курорту близ поляны Азау и населенному пункту Терскол.

На остальных участников нашего похода долина реки Чунгурджар может и произвела впечатление, но мне показалось не столь фатальное, как на меня. Это нормально, конечно же — у каждого свой резонанс. Одного заденет то, другого — это. Меня же ущелье с «Аэродромом» просто прибило к скале. Я там, стоя на коленях даже успел слезу пустить.
Почему на коленях? На самом деле банально — чтобы не упасть с обрыва, крутя головой и снимая круговую панораму. Но звучит же? 🙂

С самого верха ущелья — с горы Чунгурджар. С одноимённого ледника Чунгурджар… с реки, с тем же сложно произносимым названием, с того самого Аэродрома… Всё это вызывало глубокие чувства того самого прекрасного. Тьфу. Звучит слишком розово. Но это так и есть — там очень красиво!

И, на самом деле, я думал что этим и ограничится. Полюбовался, поскакал по камням вниз, пару раз «словив жопокол» (аллегория на тему прохода перевала Джалпокол, в данном контексте означающая что я пару раз с размаху грохнулся на задницу на спуске). И побрёл со всеми вниз «Аэродрома».

А вот там, как раз и началось. Я чуть подотстал, снимая очередную панораму, так что пришёл когда Витька, не отрываясь от видеокамеры, позвал меня:

— Олег, тут п…….ц. Подходи!

Водопад с Доломит
Чёртова мельница р. Чунгурджар, падающей с урочища Аэродром

[добавить пано водопадов]

Я подошёл и … да, ОН там был. Один водопад с Доломит, второй с возвышенности, где мы стоим, где заканчивается Аэродром. Третий (видный с другой площадки), бурный водопад / чёртова мельница самой реки Чунгурджар. Это … это было великолепно! Все три водопада совершенно разные. Первый, если считать всё падение от видимого «где-то там» снежника, до низа, так и вовсе метров 300+ (если не все 500). Второй маловодный — выглядит мягким и рассыпчатым — наверняка сверкающим радугой в подходящих лучах подходящего Солнца. Третий же злой и агрессивный, прям таки «сюда не ходи, смотри издалека».

Газовый баллон под урочище Аэродром р. Чунгурджар

Мы спустились с «отвесной» стены скальных сбросов и … с удивлением нашли прикопанный 50л пропановый баллон. Кто-то решил обосноваться здесь всерьёз и надолго? По моим наблюдениям при плотной готовке еды для семьи из 5 человек такого баллона хватает на 3..4 месяца. Если жить одному, то хватит на год, как минимум.

Подобные находки удивляют и порой удручают. Так несколько лет назад мы нашли скат колеса от какого-то УРАЛа там, куда не ведёт не только асфальтовая или грунто-гравийная дорога, а где вовсе и намёка на дороги нет. Сбросили с вертолёта? Тащили на лошади? Нафига? 🙂

Стоянка в низовьях р. Чунгурджар

А какая была стоянка внизу этого ущелья! Мы сидели под огромным камнем с небольшой пещерой и протекающим рядом чистейшим ручьём (большая река мутная из-за песка того самого Аэродрома). Сидим, едим, «телек» смотрим. Слева одна «программа»: в низине и ближе к цивилизации, к Кубани — дождина и молнии. Справа второй канал, позитивный. Ближе к Горам, откуда мы только что спустились, светит солнышко и ни намёка на непогоду. А мы — в водоразделе. То чуть покапает, то перестанет. Впрочем, мы в гроте едим разведённую картошку, запиваем разведённым спиртом.

Ниже — стоят ростовчане. Ещё ниже — пустующая баня. Ещё ниже — несколько не менее отличных стоянок. Каждая хороша на свой манер. У нас — грот, у ростовчан — деревянный навес, баню я не шибко люблю, но там всё готово — бери и пользуйся!

Костёр в Горах (на самом деле не тот, о котором речь в рассказе)

Вечерком, разведя костёр и энсот грамм спирта, мы сидели, глядя в наш «телевизор» на причуды погоды, отмечали мой сороковой день рождения, декретно назначенный на сегодня. Так получилось, что уж который год я праздную ДР в Большом походе. Благо дата 8 августа всегда старается совпасть с лучшим в Кавказских горах периодом погоды. И так уж получилось, что в этом году поход заканчивался чуть раньше, недождавшись моего юбилея. Что ж, пришлось издать декрет «Дню рождения быть!». Была торжественно открыта традиционная банка Сайрочки и, впервые в жизни мой день рождения совпал с днём ВДВ :).


День пятый (3 августа 2016)

Вовка собирает палатку

Взяв с собой палатки и что ещё не лень тащить :), мы двинули вниз любоваться видами. День сегодня обещал быть ходовым. Ходить предстояло по дороге сначала вниз до слияния с нужной нам рекой, потом поворот и переход, а дальше наверх. По не менее нужной нам реке.

Мои много раз поломанные и растянутые голеностопы дюже не любят наматывать километры по дороге. Обычно к концу такого ходового дня хочется протянуть ноги и поливать их порой водой… пока не перестанут шипеть, остывая. Так же, на такой ритм ходьбы, обычно плохо реагирует и изнеженная кожа на моих ногах. Натираются мозоли на задниках и «косточках» стоп. Ну и фиг с ним. У меня есть новый модный пластырь, весь в дырочках.

Хвала Всемогущему Аллаху и его родственнику Иисусу Христу, низ ущелья реки Чиринкол (в девичестве, до слияния с Чиринколом — р. Чунгурджар) не менее живописен, чем егойный же верх со всеми Аэродромами, многогранной кучей падающей воды и каменными гротами, встреченными нами вчера.

Приток р. Чиринкол, прокладывающий себе новое русло

Сначала мы проходим несколько комфортабельных стоянок ниже нашей ночёвки. Потом встречаем стадо полудиких коров, которых гоняет по ущелью бык-производитель. Дальше приток реки, надумавший вдруг течь прям по траве (или ему помогли туристы до нас?).

Мухомор

Дальше дорога вроде бы стала скучнее, а вроде даже интересней. Появились ягоды и грибы. Мы не абы какие грибники и лично я побаиваюсь съесть не тот. Ну, то есть отличить красавца мухомора от красавца белого гриба я могу. Поганку ещё пойму, опять таки опят смогу отличить от лисичек. Дождевик и зонтик я различаю и понимаю, что есть их надо в состоянии крайнего голода. Желательно с приправой, по массе не меньшей, чем поедаемый «типа гриб». И всё же, побаиваюсь сам-на-сам утверждать что этот гриб можно есть, а вот этот не стоит даже после пяти вымачиваний.

Новая база отдыха? Слияние р. Чиринкол и р. Кубань

На слиянии р. Чиринкол с, на удивление, р. Кубань кто-то, видимо, ставит ещё один магазин. Соток двадцать территории посреди поля начали огораживать забором с бетонированием столбов. Поставили пару срубов с дорогими окнами и крышей. Чувствуется стиль доллара и евро. Не горы доллАра, а именно запах денег витает в воздухе. Чёрт бы побрал этих коммерсантов. Не сидится им в Кремле.

Чем выше мы поднимались по Кубани, тем больше вспоминался наш предыдущий поход с той же оконцовкой, которую мы запланировали в этот раз. Места становились всё знакомей, воспоминания о походе 2009го года занимали все мысли. В тот раз мы лихо «по-Гоблински» ходили, выбирая не тропу, а направление. Мы шли вниз, пока не встречали водопад на пути, поднимались обратно и полностью вымокши нам удалваось пристроиться в один из Ворошиловских кошей, прочувствовать антураж и ощутив себя кош-менами :).

Белые, лисички и ещё один гриб, забыл как звать

В этот раз мы за весь поход лишь метров сто прошли без тропы. Мы были крутыми крутышками в ориентировании. А сейчас и вовсе шли по дороге, сбиться с которой можно только с сильнейшего бодуна ночью при снеге по колено. Всего этого с нами не было. Но был целый мешок грибов. Была решимость их попробовать на обед и искать тропу! А там будь что будет.

Ворошиловские коши

Как и 7 лет назад, меня сильно поразили крыши некоторых сооружений Ворошиловских кошей, полностью покрытые мягкой зелёной травой. Как мне тогда объясняли, небольшой слой земли на крыше служит естественной и бесплатной теплоизоляцией. Только кажется мне, стропильную систему такой крыши надо делать с двойным-тройным запасом, по сравнению с классической. С другой стороны, металл или шифер тоже весят немало.

Пройдя в этот раз Ворошиловские насквозь и не встретив никого, мы, чутка измотанные длинным переходом сегодняшнего дня, не сразу, но нашли приемлимое место для ночёвки недалеко за впадением р. Уллукам в р. Уллу-Ёзень. Поближе к завтрашнему восхождению с видом на грандиозную гору Кюкюртлю к уже знакомому нам пер. Хотютау.

Раз день выдался грибной, то их же мы приготовили и на ужин. Белых, правда, не нашли. Так что «с удовольствием» поедали найденный огромный дождевик и другие, куда менее противные грибы. Лично я — почти один к одному с чесноком. Иначе дождевик в меня не лез. Впрочем, куда противней мелкие дождевики, взрывающиеся во рту, когда их раскусываешь. Бр… Пробовал их в Большом походе по Абишира Ахубу в 2013м году.

Место мы нашли, с точки зрения наличия чистой воды, так себе. Но у меня осталось пол литра в ходовой полуторке. У Вована ещё грамм 200. У Вити было чуть-чуть. Так что литр питьевой воды у нас был. А на чай и суп пойдёт чуть мутноватая Уллукамская водица с песком. А вот с точки зрения видов место мировое! Чуть покапал дождь, который мы переждали в палатках. А когда он прошёл… Вот тут и началось!

Кюкюртлю

Гора с названием, напомнившим мне анекдот про двух укурышей, едущих в Оке. Их останавливает мент и спрашивает:

— Как Ока? (Ка ка ка)

— Ку-ку-ку, — отвечают они 🙂

Гору звать Кюкюртлю. Является она, как я понял со слов Виктора, бывшего альпиниста, чуть ли не одной из наисложнейших вершиной в округе. Носит альпинистскую категорию 6Б. И, как мне кажется, идеально подходит для моего летнего уединённого замка. Уж уединился, так уединился! Только продуктов надо запастись нехило и обогреватель настроить на любимые +25°С.

Хасан Хой Сюрюльген

Ущелье Уллукама, где мы расположились перед восхождением на Хотютау упирается в гору и ледник с ещё более непроизносимым названием ХасанХой Сюрюльген. Я запомнил его по имени Хасан Абдурахмана Ибн Хоттаба (Хоттабыча), далее идёт псевдоним лидера групы Сектор Газа (Хой). А дальше какой-то сюрреализм (Сюрюльген-галюционоген) с этой послезакатной фотографии.

Что-то мы засиделись в этот вечер у костра, незаметно наступила ночь. Ночь полная звёзд, знакомых созвездий и Млечного Пути. При правильно выбранном ракурсе ребро нашей Галактики вполне могло упереться в одну из палаток. И тогда «Остапа понесло». Я, пренебрегая малым запасом аккумулятора моего Canon EOS 7D, наличием лишь одного поганого гиперзум объектива Tamron 18-200 и полнейшим отсутствием какого-либо трекера (устройства, компенсирующее вращение Земли), занялся своим любимым астрофото.

Палатка на фоне Кюкюртлю, на фоне Млечного Пути

Кладёшь фот на камень, подпираешь шапкой или другим камнем, тратишь пяток снимков на итеративную фокусировку по ярким звёздам. Выбираешь ракурс и на секунду осветив передний план фонариком, заряжаешь тридцатисекундный кадр на максимальном ISO. И выходит, что раньше я мог отснять кого-нибудь на фоне Кюкюртлю, а теперь Сама Большая Гора категории 6Б всего лишь на фоне другого, куда более значительного объекта — Млечного Пути. Всё в мире относительно, как говорил один старый и дюже умный еврей.


День шестой (4 августа 2016)

После вчерашнего астрофото я думал что не высплюсь. Но нет, на утро, в уже привычные пол шестого или около того, я проснулся и протянул свою кружку для наполнения её геркулесом и кипятком. Утренняя кашка, да и вообще завтрак, совершенно непривычное дело для меня «на гражданке» и обязательное в Походе. Не в смысле, что кто-то меня заставлял завтракать, а в смысле мне очень хотелось позавтракать. Да и вообще в конском темпе физической активности похода хочется урвать любую еду и сразу же положить её в рот.

От нашей стоянки виден подъём, по которому идёт серпантин чётко читаемой тропы. Поднимаемся на первый крутой уступ, где слева по ходу движения к Хотютау обрыв, а в нём бушует и «течёт вода Уллукам реки, куда велят Карачаи» (аллегория на тему плаката «Течёт вода Кубань реки, куда велят большевики», а так же нежелания Карачаевцев называть их великую реку Уллукам какой-то там «Кубанью»).

Замки Кюкюртлю

Поднявшись на первый уступ и завернув за угол, стали видны великолепнейшие замки древних Карачаевцев, а так же эльфов, гномов и людей. Или это просто скальные образования отрога западной вершины Эльбруса со стороны Кюкюртлю? 🙂

Быть может это просто Горы. И даже скорее всего. Но по мне так они вполне подходят как декорации для съёмки ещё одной серии Властелина Колец.

Так же стал виден и перевал Хотютау. Несколько необычно видеть перевал не из последнего цирка, практически непосредственно из-под перевального взлёта, а почти что с начала подъёма. Перевал далёкий и тем и коварный. Видишь локоть, а чтобы укусить — надо конкретно так постараться и выложиться. Помогают лишь полупустые рюкзаки, раскачанные за пять дней похода ноги, да вчерашняя фора в виде вечернего подхода под перевал.

Дорожка от камнепада на г. Уллукамбаши

И вот мы почти под перевалом. Последний привал, последний рывок наверх. Справа по ходу движения гора Уллукамбаши. Камень, спускавшийся по ней, оставил забавный след в виде ступенек на снежнике. Или опять разыгралось воображение и был это вовсе не камень, а троль ночью себе ступеньки вырубал на снегу?

Последние метры пройдены. Весь мир на ладони, ты счастлив и нем. Чуть грустно, что поход подходит к концу, но ещё не вечер. Ещё нужно пройти бесконечно белое плато трёх ледников, занесённых по колено снегом. Не свалиться в трещину, не сжечь себе глаза на белом плато. Нужно подняться последние метры. Туда, где стоят наши мЭтры. Витька-альпинист и Саша-хокеист, сладкая парочка, бегущая впереди планеты всей, конечно же уже на перевале и как-то странно смотрят вперёд. Туда, на великолепное белое плато, которое я снизу пока что не вижу…

Ледник под пер. Хотютау

… и лучше бы не видел! 🙁

Ледник большой Азау через 7 лет, прошедших с нашей последней встречи, напомнил мне тюленя, умирающего на берегу в луже нефти. Я помню в юности моей показывали по телеку, как гринписовские активисты пытаются спасти животину после очередного разлива нефти из какого-то дырявого танкера. Ледник выглядел именно так — жалко и при смерти. И не было тех гринписовских волшебников. Были лишь мы. Но нам никак не оттереть нефть с этого тюленя. К сожалению, глобальные климатические изменения вне юрисдикции шестерых туристов, случайно сюда забредших.

Разбитая табличка на пер. Хотютау

Взгрустнулось ещё и от найденных обломков таблички на перевале. Мы с мамой попытались сложить найденные кусочки пазла, но то ли ветер раскидал их подальше с перевала, то ли кому-то позарез понадобился зеленоватый сувенир, но пазл никак не сходился. Пришлось бросить это занятие. Ведь жизнь продолжается. И, несмотря на грустный вид на ледники, в нашей команде никто не умер, никто не ранен, да ни у кого даже голова не заболела (царапины и ушибы не в счёт)…

Вертолёт на склоне Эльбруса. Вид с пер. Хотютау

… чего не скажешь о тех, кто был в этом вертолёте. Тогда, стоя на перевале Хотютау мы приняли эти обломки за упавший откуда-то со склона вагончик. Вроде тех бочек, временного лагеря восходителей на Эльбрус. Наверное, кто-то поставил вагон, а там непогода и адью. Нет вагона. Хорошо, если там никого в этот момент не было.

Приехал домой, начал разбирать фотки и дойдя до этой обомлел. Никакой это не вагончик, а самый настоящий вертолёт. Единственный найденный мною ориентир, по которому можно понять масштаб — это оранжевая лестница, по которой то ли спасатели доставали тела из корпуса, то ли тела (надеюсь), сами спустились и ушли из этой поломанной коробки.

Россыпь камней на леднике малый Азау

Этакий, судя по моему тексту, получился перевал грусти и печали. Но нет, на самом деле вид Эльбруса, хоть и чуть омрачённый глобальным потеплением, всё же грандиозен и великолепен. Ледники, хоть и сильно сдали, всё ещё огромны и монументальны. Многочисленные ледопады, трещины размером с железнодорожный вагон и поменьше, ручьи и реки, да россыпь камней, покрывающая и изъедающая ледники — всё это столь огромное, а я такой незначительный. И это заставляет меня опять задуматься над Тем Самым Важным вопросом: «Нафига вообще всё?». И правда, нафига?

И вот, гляжу на хребет чуть левее, чем прямо по курсу — там видны столбы канаток. Видны бочки, видны лю-ю-юди. Близок локоть, да чтобы укусить его, нам пришлось три с половиной часа шибаться по останкам ледников, пробираясь между трещин и пытаясь не добавить к тем ледяным останкам свои мясистые тушки. Ах да. И даже после этого мы не оказались в кафе, а лишь вышли к озеру Азау с великолепным видом на Эльбрус и канатки станции Мир.

Уморились

Уморились мы сами, да собачку Тасю уморили неслабо. Длинный день получился. По пути встретили группу молодёжи под предводительством пары пожилых, но активных туристов. В пол третьего дня они собирались штурмовать останки ледника и переваливать через Хотютау, с которого мы только что пришли. Очень надеюсь, что дождь не застал их на леднике и они успели на стоянки в 200 метрах ниже за перевалом.

Говорят, в эту ночь были звёзды. Я забил и сладко-сладко спал. Даже ворочался мало. Устал морально и физически. Да ещё чуть грустил о конце похода.


День седьмой (5 августа 2016)

Эльбрус. Вид с озера Азау

Последний день Большого Похода 2016, как ни крути. Впрочем, остаётся только радоваться, что мы вчера не спустились вниз. Известно всем как дважды два — стоит спуститься к кафе и пиву, так народ сразу же начинает ныть о маршрутке домой. Известно всем, но каждый считает своим долгом наступить на эти грабли. Что ж, можно сказать, что мы добавили день к походу. Вчера вечером вполне могли уже оказаться дома. Позитифф, как ни крути. Озеро однозначно того стоило. Вид шикарный!

Прощальный взгляд на Эльбрус

Прощальный взгляд на Гору и спускаемся вниз. В суету городов и потоки машин...


Стратегические ошибки, на мой чистА субъективный взгляд, допущенные в походе:

  • три двухместные палатки — это, на мой коллективный взгляд, в коллективном походе, достаточная нелепица.
    О нет, мы «легко» все шестером помещались в одну из двушек. В ту, что чуть больше двух других. Но вот если бы с нами был наш горячо любимый Alexika Zamok 4m, то мы бы чуть чаще встречались :), а не перекрикивались меж палаток. Да и теплее вчетвером, как ни крути;
  • лука взяли мало. Чеснок нифига не заменяет его. Ну, то есть, чеснок тоже нужен. Но для меня нет ничего приятней, чем заточить луковицу за ужином в Горах. Ну там макарошки или гречка, найденный по пути щавель, тушняк и лууууук;
  • офигенская вещь надувной коврик. Но есть у него наисущественнейший минус. Я уже привык на любом привале в долю секунды выдёргивать мой пенполиуритановый ковёр с божьими коровками и валиться на него сидя, а то и лёжа. О том пришлось забыть и сидеть то на земле, то на тапочке, то вовсе стоять. А про полежать на улице уж точно можно было забыть. Это порой угнетало;
  • мой дождевик «летучая мышь» нуждается в доработке. Юбка спереди на подъёме постоянно норовит попасть под ноги. Разрезы для рук слишком огромны и пропускают не отдельные капли, а потоки воды. Карман спереди надо менять на легко открываемое изнутри окошко для фотика.

Взгляд со стороны. Рассказ о походе, как увидел его мой отец у него на сайте. Не забудьте нажать кнопку «ВСЕ ФОТО ПОХОДА», когда дочитаете текст до конца.

Мои фотографии. Много. Порой попадаются интересные композиционно и технически. Но, в основном репортажка о походе. На моём фото-сайте. Со временем постараюсь дать описание каждой и выделить сотню на мой взгляд лучших.

Панорамы и виртуальный тур похода - готовится. Черновик здесь.


Архив

Телефон: +7 (928) 425-32-10
e-mail: